Паша-Лиса (paraskevi_fox) wrote,
Паша-Лиса
paraskevi_fox

Светское общество

Новая тема Марафона в заголовке, пока не рисуется, но вроде пишется.
- Привет! У тебя паспорт рабочий есть?
- И тебе привет! В каком смысле?
- Хочу тебя на 8 марта в Афины пригласить, у нас все забронировано и оплачено, только Конференцию архитекторов отменили и Муж не хочет терять пять дней, когда у него тут горит какой-то бизнесцентр. У тебя загран паспорт действующий есть?
- Ты сошла с ума? - Моя подруга чуть не на визг перешла, я благоразумно отодвинула телефон от уха.
- Нет, не сошла, я знаю, что ты все время занята и у тебя никогда нет времени на себя. А у меня есть на себя и на тебя! Ань, не кричи, поехали, пожалуйста, там офигенно, а одной будет не совсем, я там сойду с ума, перейду в не меру экзальтированное состояние и забуду вернуться к мужу в назначенный срок, ты же меня знаешь!
К слову сказать, знала она меня прекрасно, мы дружили со старших классов школы и хотя у нас была совсем разная жизнь сейчас, но созваниваться и иногда встречаться "на бегу", мы никогда не переставали. Особенность характера моей подруги заключалась в том, что она постоянно была занята, заботилась о всех своих и не очень родственниках, участвовала в организации разнообразных детских проектах, воспитывала мальчика подростка и руководила сетью книжных магазинов одновременно. Как она успела сходить замуж, родить сына и развестись, между делом, для меня до сих пор загадка. Последнее время у нас никак не получалось встретиться, примерно с Нового года, конечно не могла она, потому что я безответственная домохозяйка и только немного поэт и художник, а она занятая бизнесвумен.... И мне смертельно не хватало её стремительности, и вихря происходящих в её жизни событий.
- Паспорт есть, и даже виза есть, до июля действующая, но это ничему не поможет!
- Ага, у тебя новый магазин, презентация издательства и поставщик холщовых мешочков уговорил тебя напечатать ваше название на своих бессмертных убожествах...
- Знаешь, ты почти все угадала, пожалуй, пусть печатает, по полтиннику попробую сбыть эту его красоту... Только новый не магазин, а Управляющий, и он - она. Девица, раннего бальзаковского возраста, все умеет, но всего боится, и я практически ночую рядом с ней, чтобы ей не было страшно. Ты же тоже меня знаешь Лена.
- Знаю, и поэтому позвонила именно тебе, поводов не поехать у тебя в сто раз больше, чем у всех остальных моих знакомых. Сегодня первое число, у тебя есть неделя успокоить свою Девицу, накупить домой жратвы и выбросить всех из головы, седьмого в шесть утра мы должны сесть в самолет! И никакие сироты, больные котики и прочие обездоленные, в качестве аргумента не принимаются, у тебя всегда кто-нибудь на шее висит!
- Ну, нельзя же так, правду - матку с утра пораньше, - Аня уже хихикала, - Куда, говоришь, мы летим?
- Афины, Греция, новомодный какой-то отель, неоготика.
- Круто!
И действительно, получилось очень круто. В положенное время мы встретились в аэропорту, самолет вылетел вовремя вылетел, мягко сел, таксист легко опознал адрес отеля и доставил нас без проволочек. А когда мы вытащили свои чемоданы на тротуар и, наконец поняли, что стоим в Афинах и стали озираться по сторонам, нас поджидало невероятное зрелище. Жить нам предстояло в настоящем Замке, с башенками, шпилями, узкими высокими окнами, довольно жизнерадостного для такого здания сероголубого цвета, но посреди всего этого черепичного желтого и белого великолепия классический серый не подошел бы точно. Нас проводили в номер на третьем этаже, с видом на гавань, потрясающими витражными окнами, коврами и массивной деревянной мебелью. Аня вкатила свой чемодан на середину комнаты и замерла.
- Ты чего? - тронула я её за плечо.
- Кровать! - она ткнула пальцем в сооружение два на два метра, хорошо, что высотой всего сантиметров девяносто.
- Э, если тебя смущает этот факт, что она одна, то я могу и буду спать на диване,  - у окна действительно имелась изрядных размеров кушетка, там и вдвоем можно было бы, при желании, разместиться.
- Как-то не удобно, - смутилась  Аня.
- Неудобно будет попами встречаться в ночи! Расслабься, я мало и плохо сплю, особенно в отпуске, а тут такой вид, что я, скорее всего, вообще на подоконнике жить буду.
Аня открыла рот, закрыла его, отпустила ручку чемодана и опустилась на край чудовищной кровати.
- Нормально, нормально! – Утешила её я, - Выдыхай давай, переодевайся, пойдем кофе выпьем и я тебя потащу во все злачные места!
- Прямо так – злачные? – с недоверием переспросила она.
- Ну, музеи, парки и магазины, конечно, они то точно – злачные.
- А ну, если магазины, тогда пойдем!
И я выполнила свое обещание, мы до ночи шатались по разным общественным и не очень местам, по дороге я вещала, что Греция – благословенная страна, где 300 дней в году светит солнце, и есть действительно всё, без исключения, как и гласит знаменитая поговорка. В состоянии легкого головокружения и трубного звона в ногах мы устроились на открытой террасе роскошного кафе на набережной, не далеко от нашего отеля. Солнце уже село, городские огни теплым светом окрашивали воды Саронического залива, было довольно прохладно, но нам было как раз впору, чтобы выпить по бокалу вина и собраться с силами для последнего на сегодня марш-броска в номер.
- Как же хорошо, что ты позвонила! – сказала Аня, мечтательно разглядывая свечу на нашем столе, сквозь бокал.
- Ага, я знала, что тебе понравится!
- Только вот про выпадение из реальности я тебе не помощник, в смысле, с удовольствием пропаду тут вместе с тобой.
Я ничего не ответила, только заулыбалась до ушей, мы чокнулись бокалами. Вино было нежное и немного терпкое, в десятке метров от нас тихо шелестели волны - красота.
Уставшие и отдохнувшие мы притащились в номер и завалились спать, я пыталась удалиться на кушетку, завернувшись в гигантский плед, но Аня настояла, что это она кругом должна мне и пойдет туда сама, потом поменяемся, может быть. И это было самой страшной ошибкой, потому что ночью пошёл дождь! Это нам, конечно, повезло несказанно, потому как, повторюсь, в Греции 300 дней солнечная погода, а тут ливень, родной такой. Но дело в том, что как и во всяком уважающем себя Замке, в нашем отеле водосточные трубы были в виде драконов. Достоверные такие ящеры с крыльями, обнимающими близлежащий фасад и частично, поддерживающие балконы, хвостами вверх, из разинутых пастей должна извергаться вода. Она и извергалась, а поскольку система была весьма специфическая, то на уровне нашего окна была как раз такая пасть и морда соответственно.
Ночь, ливень, гроза, я открываю глаза и вижу в всполохе молнии силуэт в балахоне, приближающийся к моему ложу. Ох, как я перепугалась, это литературным языком выражаясь. Потом то я вспомнила, про Аню, окно, кушетку и поняла, что видимо из окна дует или льет. А в первый момент подскочила как ошпаренная, даром, что молча.
- Лен, оно там кашляет и чихает, я больше не могу! - при свете ночника Аня выглядела бесконечно несчастной.
- Кто? Что? Ты о чем?
- Там дракон за окном, он ... болеет, дождем!
Я решила, что еще не проснулась, но ноги ощущали пятками ковер и глаза слезились со сна от света лампы.
- Еще раз, только медленнее и понятнее, - попросила я.
-  Пойдем, я тебе покажу, - Аня выпростала руку из-под одеяла, в которое была закутана и потащила меня к окну. Дождь был сильный, но на удивление прямой, в окно не бился, поэтому мы смогли приоткрыть створку окна.
- Слушай! - прошептала мне в ухо Аня.
За окном шумел ливень, грома было не слышно, а совсем рядом, от шипастой и клыкастой головы с разинутой пастью, из которой струей вырывалась вода, доносились явственные звуки сходные с кашлем заядлого курильщика. Не приносящий облегчения, глухой, почти монотонный рокот, перемежающийся более высокими звуками, похожими на громкий чих.
- Ну, ты даешь! - С облегчением сказала я, - Шумит, конечно, но это же водосток, тут наверное не привыкли к такому дождю, он просто не справляется с потоком.
Увидев мою реакцию, Аня даже смутилась, потом опечалилась и поплотнее завернулась в одеяло.
- Не расстраивайся, завтра напишешь в книге отзывов о негуманном отношении к волшебным существам. Можно, кстати, полюбопытствовать о системе водостока у моего мужа, он такие штучки любит.
- Я видимо совсем устала, или наоборот переотдыхала, ты не поверишь, я так распереживалась, уже практически придумывать начала, как буду транспортировать ведро микстуры в эту глотку.
- Ну, можно и не в глотку, чисто технически, он же труба, хвост на крыше более доступен, как бы...
Аня уже ржала, я решила к ней присоединиться, а окно мы закрыли и занавесили поплотнее. Поболтали еще минут пять о всякой необязательной чепухе и улеглись, наконец, на разные стороны гигантской кровати, от драконов и дождя подальше, на всякий случай.
Утром наши ночные приключения уже казались не более, чем сном, солнце светило, как ни в чем ни бывало. За завтраком мы обсуждали возможное развитие событий с этой злосчастной водосточной трубой, как вдруг к нам подошел мужчина и извиняющимся тоном, на почти чистом русском языке заговорил:
- Я ужасно прошу прощения, но в ночном инциденте, в некотором роде, виноват я.
Сказать, что у нас челюсть отпала от удивления, было бы слишком мало, я чуть кофе не подавилась.
- Дело в том, - продолжил этот владыка водосточных труб, - что это здание является моим авторским проектом, и некоторые климатические особенности местности, позволяли мне считать водосточные трубы больше элементом декора, чем функциональной системой. Также это мой дом, и я на опыте знаю, что шум такого рода нельзя назвать приятным сопровождением сна. Так что прошу простить, за причиненные неудобства. Я мог бы оплатить ваш номер до конца недели, или выплатить любую компенсацию, которую вы решите.
Мы удивились еще больше, переглянулись, невежливо заржали. Спохватились, стали извиняться, и наконец, пригласили незнакомца за стол.
- Извините, я не представился - Михос Метаксас, как вы уже поняли - архитектор.
Мы назвались, без регалий, поскольку контекст этого не подразумевал. Но про Конференцию архитекторов я упомянула, и фамилию мужа (отличную от моей) Михос, конечно, сразу узнал, еще больше смутился. Потому что он сам настоял на размещении коллег именно в этом отеле.
- Я, конечно, знаю, что у нас в марте бывают дожди, но когда зову всех в этот дом, забываю обо всем на свете.
- Это не удивительно, этот Ваш дом, если Замок можно так назвать, производит неизгладимое впечатление. Ему можно простить, что он чихает и кашляет драконами, - засмеялась я.
- Дракон кашлял и чихал дождем, - уточнила Аня и затеребила салфетку.
- Да, да с ним это иногда случается, ничего серьезного, проходит, как обычная сезонная простуда, - как ни в чем ни бывало ответил Михос.
- Так как же вы будете с нами расплачиваться господин Михос? - продолжила юморить я.
- О, это как вам будет угодно, - Михос смутился, - Деньгами не подойдет, как я понял?
- Очень правильно поняли! Мы леди впечатлительные, на зрелищами и увеселениями развлекать надо!
- Это вероятно очень счастливое стечение обстоятельств, потому что у моих родителей на вилле сегодня вечером будет проходить презентация абсолютно нового бренди. Его еще не запустили в продажу, попробовать можно только у них. Если пожелаете присоединиться, то некоторго рода веселье получится, новые впечатления - точно.
- Метакасас - Metaxa? Как я сразу не догадалась, - восхитилась Аня.
- Именно так. Я даже немного рад, что Конференцию отменили, отец не очень одобряет, что я не продолжаю традиционную деятельность нашей семьи, а тут еще и пропустил бы презентацию. Они колдовали почти пять лет, чтобы добиться удивительного вкуса, как сказал мой брат.
- Очень интересно! - я почти подпрыгивала на стуле, от предвкушения.
- Да, сегодня будет узкий круг, виноделы, критики, представители торговых домов, избранное общество алкогольных производителей и потребителей.
- Это же закрытое мероприятие?! - Аня всплеснула руками.
- Ну, я то могу прийти с друзьями, принадлежность к семье дает некоторые привилегии.
- Да, это можно считать достойной компенсацией утраты ночного покоя! - довольно сказала я, поглядела на Аню, в её глазах читался ужас.
Михос тоже это заметил и поспешил развеять ситуацию:
- Пить не обязательно, дегустация это пара глотков, а потом можно минеральную воду пить весь вечер, или кофе, основное в презентации подача, красота упаковки, антураж.
- Ох, антураж, - Аня чуть не плакала, - мне надеть нечего! - выдавила она.
Мы с Михосом понимающе переглянулись, удивительно как мы быстро обрели понимание.
- Это не будет проблемой, как мне кажется, - улыбнулся Михос.
Как можно было догадаться, наш счастливо обретенный опекун развлекал нас весь день, ходил с нами по магазинам, я то быстро справилась, купила подходящий по случаю нарядный жакет, который подошел к "дежурным" черным брюкам (еще туфли, конечно, но разве можно не купить туфли в Афинах?!!!). А вот Аня нас развлекла, такой собранный и всех спасающий человек, оказалась абсолютно беспомощной, видимо дело в том, что она была не на своей территории, неожиданно и в непредсказуемых обстоятельствах. Но за четыре часа мы как-то смогли подобрать ей наряд, который удовлетворял её и, по уверению Михоса, соответствовал дресскоду предстоящего мероприятия. Потом мы отправились обедать, поскольку кормить на презентациях "не принято". Михос рассыпался в комплиментах фигуре и внешности Ани, небрежно рассказывал о местных достопримечательностях. Примерно: "Это Храм такого-то бога, ему примерно пять тысяч лет. Посмотрите направо, вон в том дворе во времена царя Леонида проходили казни воров. Посмотрите налево, там можно увидеть стадион на котором проводились первые современные Олимпийские игры". Это было очень трогательно и забавно. Аня слушала открыв рот, вертела головой и восторженно кивала. С этой импровизированной экскурсией, мы так загуляли, что собирались на презентацию в большой спешке. Но как-то справились, Михос ждал нас в машине с водителем, которую по случаю прислали за ним.
Я видела, как волнуется моя подруга, и улучив момент я ткнула её в бок и зашипела ей прямо в ухо:
- Тебе так скучно, что ты нашла по какому поводу побеспокоиться?
- Ой, что ты! Мне не то что не скучно, что я плохо соображаю что происходит и как себя вести.
- Сколько презентаций на твоей памяти ты провела или участвовала?
- Ну, много... Но это совсем другое дело, тут такие люди, серьезные, иностранцы, это же Metaxa!
- Вот и не переживай, они справятся, сами! Тебе не нужно думать о том, чтобы не упасть в грязь лицом, или подолом в суп! Расслабься, они же еще и говорить будут не на русском, так что вообще можно выкинуть всё из головы и думать только о прекрасном.
- Ох, что же мы наделали? Это Михосу еще и переводить нам все придется! - Аня всплеснула руками и почему-то зажала рот.
- Ничего страшного, это как раз очень хорошо. Может быть смогу под удачным предлогом избежать ритуального семейного распятия. Э...разговоров на тему моего недостойного поведения. Пренебрежения традициями и прочей важной воспитательной работы, - развеселился Михос, - Мои родители считают, что архитектор - это как художник, а художники обязательно плохо кончают. Мне уже сорок лет скоро, а у меня нет жены, детей, постоянного заработка и внушительного счета в банке. Кризис тоже не добавил мне состоятельности, а вот младший брат вполне устраивает семью. Он работает на отца, практически с рождения, рано женился, внуки, живет рядом - идеальный сын. А я берусь за "сомнительные проекты", много путешествую (на самом деле это командировки), вкусы у меня странные. Дом мой им не нравится, категорически, хмурый, страшный, змеи на стенах. Ох, что-то я не о том! - Михос широко улыбнулся, смутился и снова заулыбался до ушей.
- Я то думала, что у меня сложности с семьей, - выдохнула Аня.
- А я думала, что хорошо повеселюсь в вашей компании, ребята! А мне придется до ночи душеспасительные беседы вести? - укоризненно проговорила я.
- Нет, нет, что вы, - Михос засмеялся, - очень надеюсь, что повеселимся мы все. А вам покажу виллу, винный погреб, кипарисовую и оливковую рощу.
И Михос сдержал слово, как ни странно! После официальной части, когда все смотрели короткий фильм об истории компании и идеи создания нового вкуса, дизайна и прочее, он представил  нас по всей форме родне. Потом терпеливо переводил всё, что у нас хотели узнать и нам рассказать все желающие. Мы конечно, были единственными русскоязычными людьми на вечеринке, но поскольку никаким образом не могли повлиять на рынок алкогольной продукции, то интерес не был избыточным. За полтора часа ленивых хождений с бокалом мы справились со всеми вопросами. И Михос спешно потащил нас в дальний темный угол, то есть в винный погреб, конечно.
- Вот, - сказал он открывая огромную, обитую железом дверь, - самое священное место в этом доме!
Мы оказались, как мне показалось сначала, в длинном сумрачном коридоре, но выяснилось, что помещение более или менее квадратное, а расставленные винные шкафы и стеллажи с бочками разных размеров, создают причудливый лабиринт.
- Вот тут точно хмуро и страшно, - поежилась Аня.
- Очень интересное наблюдение, - удивился Михос, - Для меня - это самое комфорное место в доме. Оно наполнено дружественной мне энергией, как мне кажется.
- Так вы, Михос - колдун, зелья варите на досуге в темном подвале, наверное, - ухмыльнулась я.
- Ну, в каком-то смысле, - задумчиво подтвердил Михос, - кабинет у меня в подвале, а зерен на чашку кофе я кладу такое количество, что иначе, как зельем, его назвать нельзя. Когда надо что-нибудь сдать в срок, я перестаю есть и спать, а только "колдую" над макетами и чертежами.
- И что же вам в виноделии тогда не нравится? - я почти злорадствовала.
- Как вам сказать, - Михос серьезно задумался, мы в это момент вышли из погреба и шли по дорожке из мелкого красного гравия, обрамленной идеально подстриженными кипарисами, - Это же я для себя варю, вот вам бы я такое не предложил. А они предлагают не только попробовать, но и заплатить за продукт своей фантазии. Не знаю, понятно ли я объясняю... здание, оно снаружи, отдельный объект, а вино нужно переварить внутри.
Мы немного помолчали, под ногами шелестел гравий, кипарисы едва заметно шелестели кронами, свет от огромной крытой террасы почти не проникал сквозь деревья.
- Мне кажется, что дело не в вине, - сказала вдруг Аня. Она взяла Михоса под руку и пошла совсем медленно. - Вы им просто не верите, как мне кажется. Творец вдыхает в свой продукт жизнь, идею, дарит кусочек души, тогда это правильно и честно. А если творец идет на поводу у потребителя, стараясь поддержать уровень своего дохода, то он становится производителем. А производителем вы быть не хотите, как мне кажется.
Михос только шумно вздохнул, кивнул всем телом и крепче прижал Анину руку.

- И дом тоже надо переварить, - продолжила Аня, - вернее познакомиться с ним, узнать его характер, подружиться. А некоторые люди не хотят этого делать, что с их бренди все будут дружить - уверены, а подружиться с анемичным драконом не желают. Даже не хотят попробовать, и это обидно, особенно если эти люди говорят, что они твоя семья и любят тебя, желают добра.
- О, ну всё, я на этом празднике жизни лишняя, увольте, отнесите меня в теплый дом, чтобы кресло, бренди недружелюбное, - заворчала я.
- Всё, всё, - тут же откликнулась Аня, - я прекращаю, могу даже сплясать для тебя. И вообще холодно что-то, давайте действительно в дом пойдем?
И мы вернулись в дом, где, тем временем, гости рассредоточились группами, все еще дегустируя и обсуждая что-то более оживленно, чем когда мы уходили. Брат Михоса тут же подскочил и начал что-то быстро рассказывать, чем немало удивил последнего. Тот вскинул брови, внимательно оглядел нас, что-то коротко ответил и потащил нас в очередной темный угол. Ну, вернее в гостинную поменьше, где за овальным столом расположилась семья Метаксас, только внуки уже были уложены спать, видимо.
- Сейчас начнется суд Инквизиции, - шепотом спросила я у Михоса.
- Скорее наоборот, отец хочет пригласить вас с Анной завтра на прогулку, у нас есть несколько верховых лошадей, и хочет похвастаться своими владениями.
- Он ездит верхом? - с сомнением уточнила я, оглядывая кругленького пожилого человека.
- Нет, конечно! Василис всё нам покажет, - Михос сморщился, - Я обычно отказываюсь от таких прогулок, но вам может быть любопытно, ну и если вы согласитесь, отцу будет приятно думать, что он меня поймал.
- А вам не хочется? - Аня сделала печальное лицо.
- Не знаю, у меня противоречивые чувства.
Тут заговорил хозяин дома и Михосу пришлось переводить его слова. Смысл сказанного заключался в том, что нас приглашали завтра на пикник, мы очень всем понравились и хозяевам будет приятно провести еще один день в нашем обществе, если мы не заняты. Мы были не заняты, с лошадьми обещали договориться, и нам тоже очень понравились хозяева. Так и была решена судьба нашего следующего дня. Нас приглашали переночевать, но поскольку одежда наша не подразумевала возможность ездить верхом, мы отправились в отель, Михос уехал с нами.
- Михос, вы не очень расстроились? - спросила Аня, ей перспектива провести день на природе, да еще и в обнимку с лошадью очень нравилась.
- Нет, что вы! В вашем обществе я и на акрополь в середине июля поднялся бы раз сто, без сожаления.
- О, это грандиозная похвала, поверь мне, - сказала я Ане.
- А может еще в баре посидим немного? - спросил Михос, - Я конечно, понимаю, что поздно очень очень, но как-то ... - он не закончил.
- Ага, не до сна, - подтвердила я, - Только в бар мы не пойдем, у нас есть бутылка какого-то жуткого вина, в чемодане. А еще чайник и кофе в номере, так что приглашем вас в гости! Правда Аня?
- Правда, правда, приглашаем! - восторг в её голосе был абсолютно искренним, и Михос согласно кивнул.
И мы пошли пить вино и кофе из стаканов для чистки зубов, сидеть на подоконнике, разговаривать о любви и смерти всяких смешных мелочах, любимых фильмах, книгах, собранных и раскиданных камнях. Очнулись, когда солнце показало свою огненную челку из моря.
- Ох, как же мы гулять будем? - Аня при этом так счастливо улыбалась, что в успехе мероприятия никто не сомневался.
- Мне кажется, отлично будем гулять, - сказала я разминая затекшую от долгого сидения на ней ногу, - И у нас есть еще часа три - четыре, чтобы испортить все недолгим утренним сном. Сейчас я, пожалуй, к этому вполне готова.
- Да, действительно! - Михос решительно встал, - Машина приедет в десять, еще есть целых три часа!
- Так хорошо, мы с тобой не гуляли, наверное, со школы! - сказала Аня, падая на кровать в позе звезды.
- Совершенно с тобой согласна, - подтвердила я, удаляясь в ванную.
Подруга моя так расслабилась, что десять минут спустя, я вернулась к её спящему, в той же позе, телу. Аккуратно подвинув её конечности, я залезла под одеяло и тут же заснула.
Пробуждение далось не так легко, будильник я предусмотрительно завела на половину десятого и он, конечно, сработал. Хорошо, что мы выпили не весь кофе, ползти вниз в таком состоянии я не была способна, поставила чайник, умылась и тут постучали в дверь. Оказывается, это официант принес нам кофе, сливки, булочки и йогурт, сюрприз от Михоса.
- Какое счастье, - сказала я закрыв дверь, - Аня, иди завтракать!
- Кто такой добрый? - спросила Аня, едва разлепляя глаза и пытаясь целиком уместиться в маленьком кресле у журнального столика.
- Михос, но не лично, а присланый им официант!
- О, Михос, такой милый юноша, - мечтательно промурлыкала Аня.
- Юноша, - прыснула я, - Дяденька, скорее.
- Если я - девушка, то Михос - юноша, - мы же ровесники, судя по его заявлению.
- Ну, да, железная логика, - кивнула я.
До десяти мы, конечно, не успели собраться, но опоздали не сильно, Михос неторопливо прогуливался вдоль машины по тротуару и сразу заулыбался, увидев нас.
- Доброе утро! - мы приветствовали его хором.
- Калимэра! - ответил он с полупоклоном и распахнул перед нами дверцу машины.
- Спасибо за завтрак, он был очень кстати, - поблагодарила Аня, я согласно кивала.
- На здоровье, - еще шире расплылся в улыбке Михос.
Особо разговаривать не хотелось, и я прислонилась к подушке сиденья и немного задремала. Когда мы приехали на место солнце уже существенно пригревало, нас поджидали отец Михоса, и его брат с женой. Отец напутствовал нас длинной речью, мы познакомились с лошадьми и отправились в горы. Ну, или на холмы, очень большие, еще по весеннему свежие и уже невероятно зеленые. К своему стыду, я неплохо держусь в седле, то есть мне было совершенно нечем развлечь хозяев, они быстро это поняли и немного отстали. Видимо, оставаться наедине им удавалось не очень часто. Михос был занят Анной, которая боролась с желанием ехать рядом со мной или с ним, но на лошадях гулять немного сложнее, чем пешком, по крайней мере держать строй. Я заранее расспросила путь нашего следования и теперь развлекалась проезжая вперед, фотографируя окрестности, вставая в стременах, а потом возвращалась и рассказывала как там, впереди, красиво. Через полтора часа прогулки я достаточно напрыгалась, и поняла, что завтра у меня будет болеть всё тело, поэтому окончательно пристроилась к нашей малой группе. И буквально через пару минут Василис сказал, что мы все объехали и можем вернуться короткой дорогой, все радостно согласились. Когда Михос смущенно перевел вопрос отца, как нам понравилось, я так многословно описала свои впечатления от прогулки, что он сначала замер от удивления. Но быстро оправился и постарался пересказать услышанное. Кое-что даже попросил повторить, что я с удовольствием сделала, и даже показала некоторые кадры с камеры. Потом был степенный обед, вино, музыка, разговоры, у меня было полное впечатление, что я уже понимаю без перевода.
- Хороший обед, когда не можешь после него встать из-за стола, - говорил Метаксас старший, - Мы - греки очень любим хорошо и сладко покушать.
- И вкусно выпить, - добавлял Василис.
- Конечно, иной ответ был бы нарушением корпоративной этики, - смеялся Михос.
Вечером, когда нас довольных и не совсем трезвых везли обратно в отель, мы с Аней делились свежими впечатлениями.
- Хорошо, что мы в первый день так много всего посмотрели, а то не успели бы ничего, - сказала Аня.
- А вот это всё, что было вчера и сегодня - не считается?
- Ну, это конечно очень интересно, необычно даже, но очень по-семейному, как-будто к друзьям на дачу съездили.
- Точно, именно это же ощущение, - подтвердила я.
- Не хочу вмешиваться, но я не понял, - подал голос Михос, - вам не понравилось?
- Очень понравилось - хором ответили мы.
- Но Афин мы толком не видели, - добавила Аня.
- Ну, я то тут уже была, - ответила я.
- А я еще нет! И можно было бы расширить программу просмотра за пределы магазина одежды.
- Неужели вы завтра уже улетаете? - испуганно спросил Михос.
- Послезавтра, - опять хором ответили мы.
- Так давайте завтра погуляем по Афинам? - предложил Михос.
- Конечно! - обрадовалась Аня.
- Я отвечу завтра, - сказала я, помятуя о своих акробатических упражнениях в седле.
Назавтра, как я и предсказывала, ноги мои ходили с трудом, Аня тоже передвигалась со скрипом, но держалась мужественно и когда в номер позвонил Михос, бодро защебетала, что будет готова через пол часа. Я же сказала, что пойду исследовать таинственный бассейн нашего отеля и если найду массаж, то буду безмерно счастлива. Аня кивнула, выбрала обувь поудобнее и удалилась.
Бассейн я, конечно, нашла и массаж себе сделала, сама и познакомилась с милой бабушкой, которая плавала вокруг меня, как рыба, пока я разминала ноги. Бабушка говорила на ломаном английском, но я её примерно понимала и она меня, видимо, тоже. Когда все нормальные люди шли обедать я, наконец выползла из воды, оделась и отправилась дышать морским воздухом, фотографировать яхты и наслаждаться жизнью. Переписывалась с мужем, который так удачно не вспоминал о моем существовании трое суток, а на самом деле, заканчивал проект. Очень обрадовался нашему знакомству с Михосом, сказал, что это чудо можно позвать в гости, потому что он: во первых - гений, а во вторых - очень интересный и вменяемый человек. Высочайшая похвала. На это я сказала, что нам просто придется пригласить его, потому что он провозился с нами все это время, да еще и был вынужден с родственниками общаться, сверхурочно. Муж добавил, что это значит Михос еще и ангел во плоти, в дополнение к своим положительным качествам.
Когда в девятом часу вечера я притащилась в номер, Ани еще не было. Но я не очень расстроилась, села разбирать фотографии, заказала ужин в номер. Спустя два часа, её все еще не было, я задумчиво повертела в руках телефон, с желанием позвонить, но тут распахнулась дверь и она влетела. Иначе это просто невозможно было назвать, волосы растрепанные, кофта развивается по сторонам, глаза востроженные, на губах мечтательная улыбка.
- Да ты хорошо провела время! - заржала я.
- Очень, - она плюхнулась на кровать, - ну его этот дом, остаюсь, жить здесь остаюсь!
- Серьезно? - я подняла бровь.
- Нет, конечно, куда мне! Но очень хотелось бы!
- Так приезжай на отдых, хотя бы.
- Ты не поверишь, Михос мне тоже самое сказал, и уже пригласил в сентябре на неделю. У него еще и на побережье домик есть, маленький правда, - торопливо добавила она, когда я удивленно вытаращилась, - Натуральная дача, три на пять, но в очень живописном месте, скалы, тропинка к морю, сосны. Мечта!
- И с какого же перепугу он тебя пригласил?
- А мы как-то очень хорошо подружились, - смутилась Аня, - я ему и про свою семью уже все рассказала...
- Ага, или про её отсутствие!
- Он передумает потом, да?
- Скорее всего нет, особенно если вы встретитесь в Питере летом, Артем его хорошо знает и будет рад пригласить коллегу с ответным визитом в свой дом, если уж он был так добр к нам!
- Ты шутишь? - Аня вскочила на ноги, заметалась по комнате.
- Абсолютно серьезно! И я намерена сделать вид, что ты мне ничего не говорила, а просто пригласить его к нам! Изучать классическую архитектуру Северной столицы!
- Вот это праздник! А я ведь реально хотела отказаться ехать, ты же меня знаешь!
- Знаю, поэтому и настояла!
Tags: День Крокодила, рассказ, чтиво
Subscribe

Posts from This Journal “День Крокодила” Tag

  • День Крокодила

    Календарь уже висит на окне в офисе;) Второй муж к себе на работу понесет и еще один друзьям на НГ обещан! Я довольна!Поскольку это был мой первый…

  • Скоро Новый год!

    Вы не знали? А вот, осталось 46 дней! В связи с этим картинки, объявления, праздничный ажиотаж;) Вчера забрала из типографии календать (Первый тираж,…

  • Календарь 2018

    Ну, я кажется его домучила! Для квартального коллажик, правда такой именно формат не печатают, надо переделать, но это был первый блин в фотошопе с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments