Паша-Лиса (paraskevi_fox) wrote,
Паша-Лиса
paraskevi_fox

Герой

Данный текст является художественным вымыслом, совпадения лиц и событий случайны.

- Ну, что ты молчишь? - она чуть ли не с кулаками на него бросалась, глаза красные, по щекам текут слезы, - ты вообще ничего не чувствуешь, что-ли? Только ржать не по делу и умеешь!
Стас сидел за столом и пил утренний чай, вернее пытался, потому что она уже минут десять металась вокруг, заламывая руки, причитая и  сметая все предметы, попадавшиеся под руку. Нервничала.
- Остановись! - он крепко схватил Свету за плечи прижал к себе, не позволяя вырваться, - чего ты мельтешишь? Хочешь поплакать? Ну, так плачь, горюй, позволь слезам освободить тебя от гнева, боли, ужаса. Не гони, пусть все идет своим чередом.
Почувствовав, что она расслабилась и не вырывается, обнял, усадил к себе на колени, стал гладить по голове, приложился ухом к спине, застыл. Она плакала, тихонько всхлипывая, вздрагивая от его прикосновений, но никуда не рвалась и не убегала.
- Они все погибли, ВСЕееее! - она обрела дар речи спустя несколько минут, голос срывался.
- Я знаю, да это бессмысленно, горько и очень жестоко, - он продолжал гладить ее волосы.
- Это несправедливо!
- Угу...
- Как такое вообще могло случиться?
- Уже случилось!
- Что теперь с Татьяной Ивановной будет? А с Лешкой?
- Мы сходим к ним, еще не ясно знают ли они, кому еще позвонили. Ничего изменить мы не в силах, будем помогать, - Она опять зашлась слезами, он аккуратно пересадил ее на стул, пошел налить ей чай. Подвинул к самому носу кружку, взял за руку.
- Попей чаю, может полегчает, - сказал он с надеждой и удалился с кухни.
Ей уже стало легче, от того, что он скрылся, от того что поговорил. От того, что он оказывается понимал её, и как ни странно, поддержал. Сознание перестало метаться внутри себя, боль обрела конкретные очертания, осознание реальности произошедшего из фейерверка отдельных мыслей, стало формироваться в новую картину, изменившегося, её мира.
Посидели, собрались он заставил её выпить успокоительное.
- Пойдем? - спросила она. И тут зазвонил домашний телефон, она вздрогнула. Он пошел снять трубку, долгий монолог на другом конце не оставил вопросов об абоненте.
- Мы сейчас придем, - сказал он и положил трубку.
- Татьяна Ивановна?
- Да, пойдем!
Потом они долго сидели у своих друзей на кухне, слушали приглушенные рыдания Татьяны Ивановны, хором старались отвечать на миллион вопросов, которые не имели ответа.
- А что будет с Лешкой? Что ему сказать вообще?
- Правду, что же еще, - Стас нахмурился, но потом вздохнув, добавил, - он уже достаточно взрослый, чтобы все понять, я постараюсь с ним поговорить.
Взъерошенный герой разговора вышел нерешительными шагами из темноты коридора.
- Леша! Ты давно там стоишь? - Татьяна Ивановна бросилась к внуку.
- Не очень, - его глаза блестели от готовых пролиться слез, - Я уже из новостей все узнал, они не выжили, это ясно!
С одной стороны его обняла бабушка, с другой подскочила Света. Обе женщины повисли на нем, и не было до конца ясно кто кому оказывает поддержку. Стас взглядом встретился с Лешей, тот поджал губы, по щеке скатилась слеза, но сам он выпрямился и расправил плечи. Женщины даже отпустили его из объятий, все вместе присели к столу и снова погрузились в угрюмое уныние.
- Я не знаю, что вообще дальше делать, - Татьяна Ивановна, пыталась как-то собраться.
- Мы поможем, чем сможем, а время подскажет, - Стас постарался улыбнуться, вышло криво.
Они везде сопровождали Татьяну Ивановну и Лешу, звонили, узнавали, заполняли бумаги, возили, отвечали на звонки родственников и друзей, а вечерами сидели на кухне до тех пор, пока у всех не начинали слипаться глаза.

- Знаешь, что самое сложное? - сказала как-то вечером Света Стасу, когда они были уже дома, наедине. Он только вопросительно поднял бровь, - Разрешить себе продолжать жить!
Стас криво усмехнулся и прижал ее к себе, она уже не плакала каждый вечер, заботливо ограждая бабушку и внука от своих эмоций, или уже просто устала.
- Знаешь, что самое сложное? - не надеясь на отклик прошептал он, уткнувшись в её волосы, - Быть сильным!
- Угу, я поняла, - она высвободилась из его рук, - я боялась, что тебе все равно.
- Нет, мне просто страшно, что я не смогу удержать тебя по эту сторону. Не смогу выдержать твою беспомощность, что не смогу справиться без тебя. Реальность так изменчива и непредсказуема, что переживание еще больше разрушающие связь с ней, непозволительная для меня роскошь. Мы продолжаем жить, это не вопрос выбора.
- Да, я теперь все понимаю, "мы нужны другим сильными".

Tags: чтиво, эмоции
Subscribe

Posts from This Journal “чтиво” Tag

  • Хроники не коммунальной кухни

    Жесть, конечно, но другой иллюстрации пока нет;) Хроники не коммунальной кухни Эпизод 1 Они собирались попить чаю почти каждый вечер, не ужинать,…

  • Зачем

    По мотивам выдержки из лекций А.Капранова (отличный коуч, человек с чувством юмора и самоиронии). Суббота, вечер, самое расслабленное время, для…

  • Воображариум (просто так, без докторов;)

    Посвящается безудержному стремлению к мечте и продуктивному воображению.Вместо предисловия. Когда то давным-давно, когда люди просто ходили по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments