Паша-Лиса (paraskevi_fox) wrote,
Паша-Лиса
paraskevi_fox

Герой

Данный текст является художественным вымыслом, совпадения лиц и событий случайны.

- Ну, что ты молчишь? - она чуть ли не с кулаками на него бросалась, глаза красные, по щекам текут слезы, - ты вообще ничего не чувствуешь, что-ли? Только ржать не по делу и умеешь!
Стас сидел за столом и пил утренний чай, вернее пытался, потому что она уже минут десять металась вокруг, заламывая руки, причитая и  сметая все предметы, попадавшиеся под руку. Нервничала.
- Остановись! - он крепко схватил Свету за плечи прижал к себе, не позволяя вырваться, - чего ты мельтешишь? Хочешь поплакать? Ну, так плачь, горюй, позволь слезам освободить тебя от гнева, боли, ужаса. Не гони, пусть все идет своим чередом.
Почувствовав, что она расслабилась и не вырывается, обнял, усадил к себе на колени, стал гладить по голове, приложился ухом к спине, застыл. Она плакала, тихонько всхлипывая, вздрагивая от его прикосновений, но никуда не рвалась и не убегала.
- Они все погибли, ВСЕееее! - она обрела дар речи спустя несколько минут, голос срывался.
- Я знаю, да это бессмысленно, горько и очень жестоко, - он продолжал гладить ее волосы.
- Это несправедливо!
- Угу...
- Как такое вообще могло случиться?
- Уже случилось!
- Что теперь с Татьяной Ивановной будет? А с Лешкой?
- Мы сходим к ним, еще не ясно знают ли они, кому еще позвонили. Ничего изменить мы не в силах, будем помогать, - Она опять зашлась слезами, он аккуратно пересадил ее на стул, пошел налить ей чай. Подвинул к самому носу кружку, взял за руку.
- Попей чаю, может полегчает, - сказал он с надеждой и удалился с кухни.
Ей уже стало легче, от того, что он скрылся, от того что поговорил. От того, что он оказывается понимал её, и как ни странно, поддержал. Сознание перестало метаться внутри себя, боль обрела конкретные очертания, осознание реальности произошедшего из фейерверка отдельных мыслей, стало формироваться в новую картину, изменившегося, её мира.
Посидели, собрались он заставил её выпить успокоительное.
- Пойдем? - спросила она. И тут зазвонил домашний телефон, она вздрогнула. Он пошел снять трубку, долгий монолог на другом конце не оставил вопросов об абоненте.
- Мы сейчас придем, - сказал он и положил трубку.
- Татьяна Ивановна?
- Да, пойдем!
Потом они долго сидели у своих друзей на кухне, слушали приглушенные рыдания Татьяны Ивановны, хором старались отвечать на миллион вопросов, которые не имели ответа.
- А что будет с Лешкой? Что ему сказать вообще?
- Правду, что же еще, - Стас нахмурился, но потом вздохнув, добавил, - он уже достаточно взрослый, чтобы все понять, я постараюсь с ним поговорить.
Взъерошенный герой разговора вышел нерешительными шагами из темноты коридора.
- Леша! Ты давно там стоишь? - Татьяна Ивановна бросилась к внуку.
- Не очень, - его глаза блестели от готовых пролиться слез, - Я уже из новостей все узнал, они не выжили, это ясно!
С одной стороны его обняла бабушка, с другой подскочила Света. Обе женщины повисли на нем, и не было до конца ясно кто кому оказывает поддержку. Стас взглядом встретился с Лешей, тот поджал губы, по щеке скатилась слеза, но сам он выпрямился и расправил плечи. Женщины даже отпустили его из объятий, все вместе присели к столу и снова погрузились в угрюмое уныние.
- Я не знаю, что вообще дальше делать, - Татьяна Ивановна, пыталась как-то собраться.
- Мы поможем, чем сможем, а время подскажет, - Стас постарался улыбнуться, вышло криво.
Они везде сопровождали Татьяну Ивановну и Лешу, звонили, узнавали, заполняли бумаги, возили, отвечали на звонки родственников и друзей, а вечерами сидели на кухне до тех пор, пока у всех не начинали слипаться глаза.

- Знаешь, что самое сложное? - сказала как-то вечером Света Стасу, когда они были уже дома, наедине. Он только вопросительно поднял бровь, - Разрешить себе продолжать жить!
Стас криво усмехнулся и прижал ее к себе, она уже не плакала каждый вечер, заботливо ограждая бабушку и внука от своих эмоций, или уже просто устала.
- Знаешь, что самое сложное? - не надеясь на отклик прошептал он, уткнувшись в её волосы, - Быть сильным!
- Угу, я поняла, - она высвободилась из его рук, - я боялась, что тебе все равно.
- Нет, мне просто страшно, что я не смогу удержать тебя по эту сторону. Не смогу выдержать твою беспомощность, что не смогу справиться без тебя. Реальность так изменчива и непредсказуема, что переживание еще больше разрушающие связь с ней, непозволительная для меня роскошь. Мы продолжаем жить, это не вопрос выбора.
- Да, я теперь все понимаю, "мы нужны другим сильными".

Tags: чтиво, эмоции

Posts from This Journal “чтиво” Tag

  • Воображариум (просто так, без докторов;)

    Посвящается безудержному стремлению к мечте и продуктивному воображению.Вместо предисловия. Когда то давным-давно, когда люди просто ходили по…

  • Как я стала Пионером

    Добрый человек, подруга моей подруги разместила пост о Литературном конкурсе от Пионера, я потерла ручки, так как давно мечтаю куда - нибудь послать…

  • Портрет

    Она любила рисовать с детства, это никогда ей не удавалось, но препятствием не служило. Вернее наоборот, чем больше все вокруг твердили, что руки у…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments